Из-за пандемии COVID-19 многие предприниматели, а также граждане вынуждены соблюдать принятые государством чрезвычайные меры, которые в том числе влияют и на бизнес-процессы.  При этом большинство предпринимателей ввиду сложившейся в мире неблагоприятной эпидемиологической обстановке, действия ограничительных мер и режима самоизоляции, не могут надлежащим образом исполнять взятые на себя договорные обязательства.

В соответствии с пунктом 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.  Таким образом, статья 401 ГК РФ устанавливает критерии, при которых то или иное обстоятельство может быть признано обстоятельством непреодолимой силы.

Для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер (п. 8 Постановление Пленума ВАС от 24 марта 2016 г. № 7).

Указом мэра Москвы от 16 марта 2020 года № 21-УМ распространение коронавирусной инфекции (2019-nCoV) признано обстоятельством непреодолимой силы.

В связи с чем у предпринимателей возникают вопросы относительно легитимности осуществления ряда юридических действий с целью пересмотра договоров во время кризиса на предмет существенного изменением обстоятельств или оснований прекращения обязательств по договору в связи с невозможностью его исполнения.

Верховным судом РФ даны Разъяснения по вопросам применения законодательных изменений и иных мер по противодействию распространению COVID-19- « Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.)  В Разъяснениях говорится о договорах, непреодолимой силе, исковой давности, процессуальных сроках, банкротстве, уголовной и административной ответственности.

Указанные Разъяснения даны в том числе и по вопросам применения статей 401, 416, 417 и 451 Гражданского кодекса РФ.

В частности, в Обзоре ВС РФ даны разъяснения по следующим вопросам:

  1. Являются ли меры по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) основанием для отложения судебного разбирательства, приостановления производства по делу, продления срока его рассмотрения?
  2.  Каковы правовые последствия того, что последний день процессуального срока приходится на день, объявленный нерабочим Указами Президента Российской Федерации от 25 марта 2020 г. N 206 и от 2 апреля 2020 г. N 239?

3  Применяется ли правило, установленное частью 4 статьи 114 АПК РФ, в случае, если последний день срока, на который отложено судебное разбирательство, приходится на нерабочий день (в том числе объявленный таковым в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения)?

  1. Являются ли ограничительные меры, введенные в субъектах Российской Федерации в целях противодействия распространению новой коронавирусной инфекции (COVID-19), и (или) соблюдение гражданином режима самоизоляции основанием для восстановления процессуальных сроков?
  2. Каковы правовые последствия того, что последний день срока исполнения обязательства или срока исковой давности приходится на день, объявленный нерабочим Указами Президента Российской Федерации от 25 марта 2020 г. N 206 и от 2 апреля 2020 г. N 239?
  3. Возможно ли восстановление сроков исковой давности (статья 205 ГК РФ) или их приостановление (пункт 1 статьи 202 ГК РФ) в связи с введенными ограничениями и (или) мерами самоизоляции?
  4. Возможно ли признание эпидемиологической обстановки, ограничительных мер или режима самоизоляции обстоятельствами непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401 ГК РФ) или основанием прекращения обязательства в связи с невозможностью его исполнения (статья 416 ГК РФ), в том числе в связи с актом государственного органа (статья 417 ГК РФ), а если возможно — то при каких условиях?
  5. Возможно ли признание эпидемиологической обстановки, ограничительных мер или режима самоизоляции основаниями для изменения или расторжения договора, а если возможно — то при каких условиях?
  6.  Является ли достаточным основанием для возврата арбитражным судом заявления кредитора о признании должника банкротом включение должника в перечень лиц, на которых распространяется мораторий?
  7.  В каких случаях граждане, должностные лица, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридические лица подлежат привлечению к административной ответственности по части 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ?

и т.д.

Более подробная информация в Обзоре № 1, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 21 апреля 2020 года.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять